Ученые говорят, что все люди талантливы от рождения. Что у всех есть слух и голос, все имеют способности к рисованию и изучению иностранных языков. В детстве таланты лежат практически на поверхности. И, занимаясь с ребенком, даже небольшую способность можно развить. Конечно, не каждый станет художником или оперным певцом, но каждого можно научить любить и ценить прекрасное, научить выражать свои мысли и чувства художественными средствами. Заложенное в нас от рождения никуда не исчезает и в зрелом возрасте, просто раскрытие потенциала в этом случае требует больших усилий и большего времени. Но многочисленные примеры подтверждают, что если человек хочет научиться чему-то, то он научится.

Мне кажется, что благотворительности тоже можно научиться. Давайте разберемся, что же такое благотворительность. Этимологически «благотворительность» — это «сотворение добра». А творить добро невозможно не отдавая. И речь не обязательно идет о деньгах. Отдавать свое время, свои силы, частички своей души, свои знания; отдавать то, что можешь, тому, кому это необходимо — безвозмездно, не ожидая благодарности, не прося ничего взамен, — вот что такое благотворительность. Кому-то эта удивительная способность дается от рождения, так же как некоторые буквально рождаются художниками, поэтами, математиками или физиками. У других она не очевидна, но это не значит, что ее нет. Она есть, просто ее нужно развивать.

Так, нужно учить ребенка слышать другого человека, учить сострадать его боли и радоваться его удаче. Учить его заботиться о тех, кому нужна забота, учить его быть чутким и уметь брать на себя часть чужой ноши. Это звучит глобально, но в пересчете на детские дела это значит: пожалеть родных, когда они устали, порадоваться чужой победе в играх, помочь бабушке или маме по дому, уступить место в транспорте, накормить бродячую кошку… И тому же самому, только уже во «взрослых» дозах можно и нужно учиться самому. Нужно развивать в себе эту способность — всегда, всю жизнь. Потому что, откровенно говоря, предела у этой науки, как и у любой другой, нет. И каждый день в ней можно открывать новую главу. И в какой-то момент понимаешь, что благотворительность из упражнения становится потребностью. И — вот ведь что удивительно! — в этот момент мир вокруг становится добрее. В нем начинаешь видеть то, что не видел раньше. Иногда даже жизнь приобретает новый смысл — надеюсь, не многие всерьез полагают, что цель и смысл жизни з
аключаются в накоплении богатств или впечатлений. Если все это просто собирать и хранить в себе, не отдавая, — что оставишь после себя?

И тут, мне кажется, самое время сказать о мошенничестве. Это тема больная — и с этической стороны, потому что разум и сердце отказываются понимать, как можно наживаться на несчастье. И со стороны психологической («я пожертвую, а меня обманывают, я окажусь в дураках»). Однажды я увидела, как мой друг дал денег какому-то просящему в переходе. «А ты не боишься, что он пойдет не за хлебом, как говорит, а за водкой?» — спросила я. А он ответил: «Я несу ответственность за свои дела, и я считаю нужным помочь. А тот человек, которому я дал деньги, отвечает за свои. И то, обманул он меня или нет, будет на его совести. Это уже не моя жизнь».

Нужно привыкнуть к мысли, что мы делаем добрые дела, не выкупая себе индульгенцию, это не торговля. Помогая человеку, мы не получаем права распоряжаться его жизнью, имуществом или образом мыслей, потому что помощь не должна обрекать на зависимость. Отдавая, не нужно заниматься ростовщичеством и ждать огромной благодарности или ответной обязательной помощи. Потому что на самом деле человек помогает так же, как рисует, поет или сочиняет стихи, – для себя. Он делится тем хорошим, что у него есть и чего другому не хватает. И если он делает это, значит, он овладел очень простой и очень трудной наукой — наукой разжимать кулак.

 

Отсюда http://www.mn.ru/columns/20120420/316053161.html

 

Рубрики: Мнения

0 комментариев

Добавить комментарий