В канун нового года Указом Президента Д.А. Медведева освобожден от занимаемой должности Уполномоченный по правам ребенка Алексей Головань. Кроме выражения сожалений о его отставке, с которыми выступили в СМИ многие эксперты, хотелось бы сказать большое человеческое спасибо человеку, более 20 лет защищавшему российских беспизорников, сирот, детей-инвалидов и других детей, попавших в беду. Надеюсь, что со мной согласятся многие люди, выходившие из его приемной с надеждой и благодарностью.

Субботний вечер, студия прямого эфира радиостанции «Маяк», телефонный звонок в программу «Адреса милосердия». Звонит из роддома молодая мама, только что родившая ребенка со сложным и редким заболеванием – синдромом Поланда. В голосе – отчаяние и растерянность: на третий день после родов из семьи ушел папа со словами «или я – или ребенок», и врачи отделения настойчиво рекомендуют отказаться от неизлечимо больной девочки с недоразвитием всей правой части тела. О том, что такое «синдром Поланда» и как его лечить, российские врачи не знают, потому что от таких детей родители отказываются, а в специнтернатах они не доживают даже до года. Есть методики лечения этого заболевания в Великобритании и в Израиле, но средств на лечение за границей семье не собрать…

Звонок на горячую линию «Адресов милосердия»: восьмимесячного ребенка кладут в московскую больницу на сложную операцию, а матери предлагают платить немалые деньги в сутки за право находиться в палате рядом с ним, потому что ребенок – гражданин России, а мать – гражданка другого государства…

Звонок в редакцию: кто может помочь срочно забрать шестилетнего ребенка из приюта? Ситуация запутанная, местный отдел опеки вникнуть не хочет, время идет, а ребенок ежедневно получает психологические травмы…

У всех этих и многих других «детских историй», которые прошли за последние 8 лет через редакцию радиопрограммы «Адреса милосердия», было счастливое продолжение. И имя ему – Алексей ИвановичГоловань, Уполномоченный по правам ребенка в г. Москве, Уполномоченный при Президенте, детский Защитник. Телефон его приемной все сотрудники «Адресов милосердия» знали наизусть. Сколько их, этих обращений, поступает к нам еженедельно! В соседней квартире постоянно плачет ребенок, можно ли вмешаться и как? Бабушке отказывают в установлении опеки над внуком… Восемь лет выпускник сиротского учреждения не может получить положенную по закону жилплощадь… В ситуации, когда нарушены права ребенка, мы всегда направляли людей к Голованю и его сотрудникам. Координатор нашей «горячей линии», переадресовав обратившегося в какую-либо организацию, в конце разговора произносит одну и ту же фразу: «Если здесь не помогут, позвоните нам еще раз, мы поищем для вас что-то еще!». Это – наш принцип: мы стараемся решить каждую проблему, с которой к нам обращаются, пытаемся найти организацию или человека, который может помочь. У милосердия есть адреса и их становится все больше. Но люди, которых мы переадресовывали к Голованю, нам не перезванивали ни разу. Значит – защищал, решал проблемы, «разруливал» ситуации.

Мама девочки с синдромом Поланда, обратившаяся к нам в программу на «Маяк», в страшном удивлении позвонила мне через два дня, сообщив о звонке из Правительства Москвы и обещании выделить квоту на лечение ребенка за рубежом. «Кто звонил? Откуда?» – «Фамилию не запомнила, представился Алексеем Ивановичем». Зная, что надо «ковать железо, пока горячо», я стала искать чиновника по имени «Алексей Иванович» на сайтах Департамента здравоохранения и Департамента социальной защиты… Не нашла… И тут меня осенило – Головань! Кто еще может отреагировать так сразу и так по-человечески? Кто еще так поймет ситуацию? Кто еще почувствует, что человеку сначала надо дать надежду, а уж потом он будет собирать документы и справки? Спрашиваю Алексея: «Это вы звонили Юле Максимовой?» – «Я звонил, вы же в программе дали ее телефон. Пусть определяется, где лечить ребенка, она имеет право на государственную поддержку».

Головань всегда точно знал, что важно сделать. За несколько дней до начала нового 2007 года мы закончили (совместно с Агентством социальной информации) производство первого цикла телевизионных роликов по семейному устройству детей-сирот и сразу принесла диск Алексею Ивановичу. Надо ли объяснять, что разместить на телеканалах бесплатно социальную рекламу – это означает собрать множество справок, рекомендаций, писем поддержки, обить не один порог! И вдруг – 1 января вижу в телеэфире наш, только что сделанный ролик! Опять возникла мысль – а не Головань ли помог? Уже после праздников узнаю – действительно, это он отдал диск Л.И. Швецовой с просьбой срочно разместить ролики на ТВЦ! Потому что посчитал это делом важным и не терпящим отлагательств! И таким же важным и первостепенным он считал издание книг для приемных родителей, обучение журналистов освещению проблем детства, и многое, многое другое.

Все, кому довелось общаться с Алексеем Голованем как с Уполномоченным по правам ребенка, чувствовали в нем редкое соединение должности и призвания. (Кстати, к кому из чиновников, кроме него, журналист мог прийти на интервью с шестимесячным ребенком в слинге? А к нему наша корреспондент Ася Слепнева – приходила!) Он не просто точно знал, как и от кого надо защищать российских детей, он безошибочно чувствовал это! Поэтому его уход месяц назад «по собственному желанию» (через 10 дней после пресс-конференции, на которой он озвучил свой план действий по защите прав детей в России на ближайшие годы!) прозвучал, как гром среди ясного неба. Да и уход ли это? Ведь не бывает «бывших защитников». Как вы будете теперь защищать наших детей, Алексей Иванович? Куда к вам теперь обращаться? 

Рубрики: Мнения

0 комментариев

Добавить комментарий